Крым прорывает водную блокаду Украины

Крым прорывает водную блокаду Украины

Как власти Крыма решают вопрос водоснабжения на полуострове и как складывается ситуация с распространением коронавируса, в интервью телеканалу «Россия 24» рассказал глава республики Сергей Аксенов.

— Какова сейчас ситуация с водой? Вот сейчас, последние данные, какая ситуация: ухудшилось, улучшилось с того момента, как мы с вами встречались? Тогда летом воды хватало на 100 дней, но в сентябре уже пришлось вводить ограничения, и у нас сейчас, как это говорится, 3 на 3, то есть 3 часа утром, 3 часа днём. Что сейчас с водой?

— Сейчас ситуация, ну, понятно, деградировала, осадков не было. Соответственно, режим, который сегодня в Симферополе – 3 часа утром, 3 часа вечером. В случае ухудшения ситуации, отсутствия осадков, максимально плохой режим при самом пессимистичном прогнозе – это 2 часа утром, 2 часа вечером. При этом тех мер, которые на сегодняшний день предпринимаются, достаточно будет для того, чтобы, как минимум, это при самом худшем прогнозе, продержаться до конца 2021 года. То есть тогда, когда те мероприятия, которые реализуются, в том числе и строительство опреснительных установок, позволят снять все ограничения без исключения. При этом те планы, которые согласованы с федеральным правительством по добыче воды из подземных источников, соответственно, позволят нам где-то 18 апреля подать дополнительно в систему водоснабжения Симферополя ещё 58 тысяч кубометров воды. Сегодня общее потребление Симферополя составляет 160 тысяч кубометров в сутки. Мы примерно на сегодняшний день подаем более 50 тысяч из подземных водозаборов. То есть, данная мера позволит нам в принципе к апрелю месяцу иметь 110 тысяч кубометров из подземных источников для водоснабжения города Симферополя. При этом данный объём воды всё равно не снимет режима – в данном случае это опять же мы худший прогноз берём – что ни зиму, ни осень сейчас не будет вообще осадков, полностью, то есть будем без снежинки и без капли дождя, соответственно. Мы рассчитываем на худший вариант, так или иначе, но ожидаем, что мероприятия, которые до апреля будут реализованы, позволят при любых погодных условиях иметь этот график до конца года. А в конце года будут два месяца строительства опреснительных установок, которые позволят в принципе уже дать воду без ограничений. При этом идёт и разведка подземных водозаборов других. Я не сторонник добычи таких объёмов воды из-под земли. Практика показывает, что минерализация при таких объёмах добычи растёт, есть угроза для экологии. Ну, нельзя говорить, что смертельная, наука даёт определённый объём, который пока что без рисков можно добывать.

— Но к опреснительным станциям тоже относятся очень осторожно. Вот учёные говорят, что, допустим, некуда сливать рассол. И другие есть – экономические: дорого, нецелесообразно.

— Экономические уже на самом деле отошли на второй план, поскольку предыдущие 2-3 года стоимость куба при опреснении давали 100 рублей, соответственно, то вот вчера уже на ночь мы собирали от специалистов и компетентных организаций последние данные. То есть у нас разница получилась от 40 до 68 рублей за куб – максимальная стоимость опреснённой воды. Соответственно, сегодня стоимость куба в республике Крым – 31 рубль 55 копеек, то есть недалеко мы уходим от этой стоимости. Предварительно тот проект, который был реализован, позволит иметь стоимость воды около 40 рублей, это с опреснительной установки. При этом Симферополь как пилотный проект будет, соответственно. У нас же сегодня и города Керчь, Феодосия, Судак снабжаются из подземных водозаборов, в основном это Нежинский, Просторненский, Новогригорьевский. Это всё было реализовано уже после 2014 года.

— На этих скважинах уже есть минерализация?

— 150 тысяч кубометров в сутки подаём в Крымский канал, небольшой рост минерализации есть на самом деле. Это неизбежная ситуация, связанная с добычей воды из-под земли в таких объёмах. Поэтому я и говорю, чтобы мы осторожно к этому относились. Пока что данные разведки, которая была проведена различными службами, говорят о том, что кроме тех объёмов, которые мы наметили, гарантированных других объемов подземных вокруг Симферополя нет.

— Это самый проблемный район.

— Пока что да.

— Выдержит ли система канализации и водопроводная система? Потому что один из этапов первоочередных задач – это, конечно, замена труб.

— Система сама выдержит. Другое дело просто, что трубы надо менять, дабы уменьшить количество аварий и потерю в сетях прямых. Но в данном случае объём воды будет подаваться, даже с учётом подземных водозаборов, даже меньше, чем потреблялся до этого, поэтому говорить о том, что давление там что-то порвёт, пока такой информации нет. Соответственно и прогнозов таких нет.

— А что касается ЖКХ? Есть нарекания?

— Система старая на самом деле. Вот мы выкапывали 4 километра труб, которые идут непосредственно от водонасосной станции с Весёлого до Симферополя, так они были проложены еще в 70-х годах. Понятно, что состояние системы не выдерживает никакой критики. Так что планово, спокойно к этим работам подойдём. При этом опять же там не будет колоссального получения дополнительного объёма воды, там мы сэкономим около 15-20 тысяч кубометров. Понятно, в нынешней ситуации и за это надо бороться, так или иначе, но глобально это вопрос не решит.

— Есть ли кто-то ответственный за срыв программ реализации?

— За всё отвечаю я в Крыму. И за успех, и за срыв.

— Почему только вы отвечаете?

— Ну, как всегда, вы знаете, у победы всегда много отцов, только поражение – сирота. Поэтому наш принцип простой: и за хорошее, и за плохое отвечаю я

— У нас сейчас пандемия. Не помешает ли она строительству водозаборов, бурению скважин?

— Нет, не помешает. У нас же строительные работы все шли и во время пандемии. Соответственно, понятно, с мерами ограничения, которые были прописаны Роспотребнадзором, но работы строительные на территории Крыма не останавливались. И сейчас все подрядчики находятся на объектах, все двигаются, поэтому работы выполняются.

— Какова ситуация с зараженными и выявленными больными COVID-19?

— В среднем у нас ежесуточно сегодня выявляется плюс минус около 200 человек. Коечный фонд 1929 коек – в республике Крым. При этом наращиваем его практически еженедельно. Сейчас мы вышли на плановую работу, когда у нас люди с подтвержденным диагнозом к госпитализации дома не остаются. Лёгкие больные, понятно, все находятся амбулаторно по месту жительства, соответственно. Лекарственными препаратами обеспечены в полном объёме. ИВЛ, кислород есть в достаточном количестве на сегодняшний день, но при этом нагрузка на систему здравоохранения колоссальная, понятно, как и везде. Спасибо огромное нашим медицинским работникам, спасибо коллегам из ФМБА – нам помощь оказывают, периодически у нас десант высаживается специалистов. Но в данном случае крымская система здравоохранения, на мой взгляд, при всех издержках, всё равно справляется с ситуацией, так или иначе. При том что у нас большое количество обращений поступает на телефоны горячих линий, только мне лично по вопросам госпитализации, получения медицинской помощи и так далее в среднем в месяц поступает 150-200 обращений. На сайты и горячие линии Минздрава за сентябрь–октябрь поступало 17 тысяч обращений. В Роспотребнадзор – 2 тысячи обращений. Это вопросы и получения консультации, оказания медицинской помощи, доступности лекарственных препаратов.

— Будут ограничения какие-то вводиться Роспотребнадзором?

— У нас все ограничения касаются соблюдения масочного режима в помещениях, в общественном транспорте. То есть это то, то было принято на федеральном уровне. С точки зрения ограничения работы бизнеса – только индивидуальные меры ограничительного характера, связанные с нарушением мер предохранения от распространения инфекции, ну то есть нарушения мер Роспотребнадзора. Отрасли целиком или какие-то сферы деятельности закрывать не будем.

— Если случится такое, как весной и в Крым поедут туристы переждать, будут ли к ним какие-то ограничения?

— Нет, не планируется, смысла в этом нет. Сегодня передвижение между субъектами осуществляется нормально, в штатном режиме, как в мирное время. Поэтому никаких ограничений для туристов вводить не будем. Но проверки с точки зрения температуры, проводится будут. Это стандартная норма – и в период курортного сезона и в не курортный сезон.

— Во время встречи с населением вы сказали, что Северо-Крымский канал, тот объём воды восполнить сейчас невозможно. Мы всё-таки надеемся на возвращение Северо-Крымского канала или мы всё-таки своими силами справимся?

— Мы вообще не надеялись абсолютно на руководство Украины, соответственно, понимали, что будут делать всё, чтобы навредить российскому Крыму, Российской Федерации. Так что никаких планов по подаче воды в Северо-Крымский канал у нас нет, никто об этом не мечтает, мы на это не рассчитываем. Поэтому справляемся самостоятельно, справимся без них. Здесь никаких сомнений нет. У Крыма каждый год какие-то испытания, большая часть проблем из которых была создана теми, кто раньше руководил Украиной, когда Крым находился в составе Украины. Вот и всё.

— Мы часто слышим с той стороны, что мы не дадим воду, мы не рассматриваем это. А кто-то обращался вообще?

— Нет. Мы не обращались. Поэтому не знаю, никто никого не просил.

— Это фантазии?

— У них фантазии последние несколько лет – наверное, главная позиция украинской власти.

— Сегодня был дождь, он хороший дождь?

— Хороший. Но мало.

— Сколько нужно?

— 3-4 дня обильных осадков, так чтобы это было всё массово обложено. Пока что, к сожалению, прогнозы говорят о том, что ожидать достаточного количества осадков не приходится. Ни осенью, ни зимой. Прорыв различных блокад – это такой конёк крымчан. Так что мы справимся.

— Сколько прорвали блокад уже?

— Да все уже прорвали. Вот последнюю сейчас прорываем. Никто нас не удержит. Мы дома – в России, нам помогают все: президент, правительство, вся страна. Так что всё в порядке. Обойдёмся и без Украины в данном случае. При этом когда я так говорю, это речь не об украинском народе, соответственно, а о тех, кто сегодня временно руководит Украиной, к сожалению.

— То есть чиновники?

— Конечно.

— Канал перестал уже быть политической такой разменной монетой или всё ещё продолжается?

— А никаких нет разменных монет вообще.

— То есть это с той стороны...

— Мы в России, дома. На что нам меняться? Если у них есть здравый смысл, появятся здоровые люди в руководстве Украины, ну, наверно примут решение.

— Он вообще рентабельный?

— Северо-Крымский канал? Крым получал по нему до 2014 года миллиард 200 кубометров воды. Возместить в полном объёме с точки зрения сельского хозяйства конечно вряд ли получится. Но, тем не менее, мы уже переориентировали большинство культур влагозависимых на влагоустойчивые в тех районах, где, соответственно, потребление воды основное было через канал. Прорвёмся и здесь. Сельское хозяйство всё равно показывает динамику роста за последние годы, несмотря на то, что у нас полностью водный баланс изменился.

— То есть полностью экономика полуострова перестроилась.

— Она поменялась, и сельхозпроизводители уже перестроились. То есть в этой части угрозы нет. Конечно, хотелось бы, чтобы побольше объём земли орошался, но, тем не менее, пляшем от возможностей. А возможность как увеличить урожайность по отдельным направлениям, культурам и так далее, даже в таких условиях есть.

— Объём потребления воды вырос. Я так понимаю, из-за чего, из-за того, что выросло население?

— В том числе. И мы видим д, как в Крыму реализуется огромное количество мероприятий по строительству и проектированию более 4100 объектов. Такого объёма никогда не было. У нас и строителей не хватает на сегодня, если уж на то пошло. Такого количества одновременно реализуемых строительных мероприятий на территории Крыма не было никогда.

— Какой самый большой объект по воде и самый амбициозный, который сейчас делается в Крыму?

— Ну, у нас таких глобальных объектов нет на сегодняшний день. Основное мероприятие – это замена системы водоснабжения, замена труб. Симферопольский коллектор глубокого заложения, там 11 миллиардов рублей стоимостью по федеральной целевой программе реализуется. Износ коллектора был 100%. С точки зрения объёма средств на одно мероприятие, наверное, это самое крупное на сегодняшний день. Ялтинский тоннельный водовод – в районе 9 миллиардов рублей. Это два самых крупных объекта. Все остальные разрознены и в различные мероприятия включены. Условно стоимость одной опреснительной установки от миллиарда до 2,5 миллиардов рублей.

16:12
RSS
Нет комментариев. Ваш будет первым!